— Мисс Лима́нская, делайте взмах палочки более уверенно. Рука не должна дрожать! — нравоучительным тоном проговорил Снейп, сложив руки за своей спиной. Он стоял прямо перед девушкой и постоянно щурил свои глаза, хмыкая на каждое её неправильное действие. 

— Простите, профессор Снейп, я действительно стараюсь, но как же сложно призвать своего патронуса, — голос юной леди был тихим, подобно шелесту листвы. Северус невольно подаётся корпусом вперёд в надежде уловить интонацию, с которой Мирослава сие произносит. — В моей жизни явно недостаточно ярких хороших воспоминаний. 

— Наши занятия будут оставаться бесполезными, пока вы не найдёте в своей памяти нужное воспоминание. А сейчас покиньте кабинет и возвращайтесь только тогда, когда ваши поиски закончатся! — спокойно, в своей манере растягивая слова, проговорил профессор, поворачиваясь спиной к студентке. 

Услышав звук его отдаляющихся шагов, Мира тихо вздохнула, оставила на парте небольшой сверток и покинула помещение. Её однокурсники научились вызывать патронуса ещё в начале учебного года. Сейчас на улице воет метель, а девушка тихо бредёт по пустынным коридорам Хогвартса, прислушиваясь к каждому шороху. Не любила она, когда заклинания ей не давались. 

Желание попросить у профессора Снейпа помощи появилось совершенно спонтанно. Честно, она долго раздумывала над этой мыслью, взвешивая все «за» и «против». Да и банальный страх, что он сразу пошлёт её куда подальше, заставлял девушку откладывать принятие решения «на более хорошие времена». 

Когда один из однокурсников красочно рассказал, насколько красив его орёл, Мирослава не выдержала. Она сломя голову бросилась в подземелья, боясь, что страх возьмёт над ней власть, и она в который раз не рискнет попросить помощи у профессора. Нельзя было потерять ту небольшую ниточку решимости. С мыслью: «Главное не оступиться!», — девушка проворонила тот момент, когда на лестнице оказался Снейп, потому банально на него налетела, сбивая с ног. В этой круговерти, пока они кубарем летели с лестницы, девушка немыслимым образом подумала о том, что профессор прижимает её к себе, стараясь защитить от ударов. Именно поэтому, когда они остановились, а девушка оказалась лежачей на своём преподавателе, Мира улыбалась. Он потом долго на неё ругался, снял баллы с Пуффендуя («за неосторожность и причинение вреда себе да своему преподавателю»), внимательно осмотрел её на наличие ранений, а только после спросил, куда она так спешила. И её протараторенная просьба заставила мужчину на миг опешить. Мисс Лима́нская до сих пор не имела представления, почему он мгновенно согласился и сразу повёл к себе в кабинет на первое занятие. 

Он всегда держал дистанцию, говорил сухо и по существу, а она вдруг поняла, что хочет узнать его как человека. Его тихие вздохи, когда Мира делала что-то не так. Шипение, это метка на руке начинала болеть. Да, она узнала и про неё. Еле слышное одобрительное хмыканье. Незаметно он начал помогать ей со всем, что вызывало у неё трудности, но патронус ей так и не давался. 

— Смотри, куда прёшь, Лима́нская! — злостно рыкнул некий парень, в которого врезалась Мира, не заметив, как ушла в свои мысли. Тихое извинение осталось незамеченным. Он лишь толкнул её в плечо, отчего девушка чуть пошатнулась и ударилась о стенку, и пошёл своей дорогой. 

— Надо немного проветриться и прийти в себя после очередного провала. Профессор Снейп прав, мне нужно найти воспоминание, — тихий шепот себе под нос и решительные шаги вперёд. Уже через минут пять девушка оказалась на улице, сколдовала на себя согревающие чары и остановилась, прислушиваясь. 

Делая глубокие вдохи, девушка старалась как можно сильнее ощутить запах зимы. Она пахла свежестью, хвойными деревьями, дымом. Точно, Хагрид топит печь у себя в избе. Метель выла свою песню, рассказывая о том, как все её не любят. Мира тихонько кивала, поддерживая бедную. Выставив свои ладони, она ловила на них снег, с улыбкой ощущая его таяние. Обычная химия, но как же приятно думать, что это всё магия. Звонко засмеявшись, девушка запрокинула голову и раскрыла руки, кружась вокруг себя. Не удержав равновесие, Мира упала в снег, продолжая смеяться и совершенно не замечая холода. Резко замолчав, она прислушалась к ветру, он шептал ей какую-то мелодию. Невольно она приняла сидячее положение. Её кудрявые русые волосы все намокли и больше напоминали сосульки. Метель весело смеялась над её внешним видом. Руки от холода стали синеть, а щеки явно зарумянились. Прикрыв сверкающие зелёные глаза, она стала петь.

— Everyday is Christmas, everyday is Christmas,
Everyday is Christmas with you by my side.

С усилием поднявшись на ноги, она начала понимать, что её сносит ветром. Незначительная масса тела только способствовала этому. Вздохнув, Мирослава не стала сопротивляться, делая шаги, подгоняемая стихией. Что для неё зима? Наверно, самое могущественное время года. И от того не менее прекрасное. Оно может завести тебя в самые дебри, откуда нельзя будет выбраться. Завалит тебя снегом, и ты уже погиб. Зима наиболее четко показывает ей, насколько же хрупка человеческая жизнь, насколько же сильна стихия. Однако... Как же зима прекрасна. Она дарит радость всем детям, которые резвятся и играют в снежки. Они лепят снеговиков и катаются с горок. Улыбаясь, девушка неожиданно остановилась и, стремительно рассекая воздух, развела руки в стороны. Повинуясь её приказу, метель прекратилась, лишь снежинки медленно стали спускаться на такой же снежный покров. 

— Мисс Лима́нская, минус 20 баллов с Пуффендуя! Сколько можно мне за вами гнаться? — цепкие пальцы схватили её за руку и поволокли в обратном направлении. Недовольное чертыхание под нос, а уже через несколько секунд она понимает, что ей на ладони натянули перчатки. Поднеся руки к лицу, она улыбнулась.

— Профессор Снейп, вы дали мне свои перчатки, чтобы согреть мои ладони? Да вы, оказывается, ещё тот джентльмен, — Мирослава совершенно не понимала, что на неё нашло, откуда столько смелости и дерзости. Верно, зима дала ей свою силу, позволяя всех шокировать и удивлять. Усмехнувшись, она неожиданно расхохоталась.

— Минус 5 баллов за дерзость с преподавателем! — недовольно проворчал Снейп, отводя взгляд и вновь беря девушку за руку. — Хочу напомнить, что вы слепы. Да, у вас хороший слух и обоняние, вы прекрасно ориентируетесь в пространстве, но на улице среди метели вы легко можете потеряться и погибнуть. Каким образом вы додумались выходить на улицу, не одевшись тепло? Я считал, что вы умеете думать, но явно переоценил ваши способности. 

— Я наложила на себя согревающие чары! — чуть обиженно пробубнила девушка, послушно идя за мужчиной, то и делая, что переходя на бег. 

— Это те, которые перестали действовать ещё 10 минут назад? — дерзко ухмыляясь, ответил Северус. Именно в этот момент она ощутила, что промокла насквозь, что руки сильно дрожат, а ноги не хотят слушаться. С пониманием сего момента, Мира неожиданно оступилась и практически упала в сугроб, но рука мастера зелий не позволила ей упасть. С тихим вздохом он наложил на студентку согревающие чары, поднял на руки и продолжил путь.

— Вы ворчите и недовольны, но заботитесь обо мне, — тихо и задумчиво проговорила девушка, обнимая мужчину за шею, боясь, что он просто возьмёт и кинет сейчас её в сугроб. Снейп на это только фыркнул, но не прокомментировал никак. — Скажите, а что для вас зима? 

— Нерадивые студенты становятся гипер-активными, все бегают и обмениваются подарками на Рождество, об экзаменах никто не думает. Зима это большая вероятность, что кто-нибудь кинет в тебя снежком или просто завалит сугробом. Это постоянный холод. Это легкая возможность заболеть, что вы прекрасно и выполняете сейчас! — недовольно закончил Снейп, помогая встать ей на ноги, когда они зашли в Хогвартс. Девушка провела руками по своим волосам и тихо пропела.

— Now heavy coats we wear,
Snow clinging to your hair.

Закатывая глаза, он не стал дослушивать и отправился в подземелье, ничуть не сбавляя скорость своего шага. 

— Вы собираетесь идти или нет? Мне стоит отправить вас к Мадам Помфри? — профессор знал, на что надавить, потому, подпрыгнув, девушка побежала за преподавателем, но была установлена его уверенной рукой. — Ой, я только что чуть не пробежала мимо вас, да? 

— Нет, ещё немного и вы удачно влетели бы в стенку. Сколько проблем с вашей слепотой... — тихо проговорил последнюю фразу Снейп, качая головой. Мира вздрогнула, закусив губу и опустив голову вниз. Послышался тихий всхлип. — О, нет, только не надо мне тут слёз! 

— Простите, Профессор Снейп, я не хотела быть для вас обузой. Совсем не хотела. Вот только я ничего не могу поделать. Я слепа, и это моё наказание. Знать бы ещё, за что, — грустно закончила девушка, вытирая слёзы со щёк, как он и сказал. Глубоко вздохнув, она спокойно пошла вперёд, держа спину ровной. В один момент её взяли за руку, осторожно помогая повернуть в нужную сторону и не оступиться.

~~~

Уже сидя в его покоях на кресле, она подумала, что зима — это счастье. Её укутали в тёплый плед, высушив одежду. Дали ей травяной чай, чтобы окончательно не заболеть. Прочитали лекцию о том, как нельзя поступать и о том, что нужно чаще думать головой. 

— Зачем вы вообще пошли в метель на улицу? И не говорите, что вы не знали, вы слышали завывание ветра! — устав от ходьбы взад-вперёд, Снейп присел в кресло напротив, подкидывая полено в камин, а после посмотрел на улыбающуюся девушку. Та не выглядела хоть немного задетой от всей его речи. 

— Я искала счастье, — Мира нежно улыбнулась, прикрывая глаза и растворяясь в воспоминаниях. Потянувшись за своей палочкой и положив чашку на стол, она выпрямилась в кресле. Северус молчал, внимательно наблюдая за каждым её действием, жестом и мимикой. Хотелось сказать что-то ядовитое на её слова, но нечто внутри говорило ему молчать и наблюдать. И оно того стоило. Сделав уверенный взмах палочкой, Мирослава четко произнесла: — Экспекто Патронум! 

Давно он не ощущал такой трепет. Не веря, он качал головой. От яркости патронуса хотелось прикрыть глаза, но и смотреть без остановки. Сквозь слепоту, девушка на краткое мгновение заметила яркое голубое пятно, отчего сама заплакала, понимая, что у неё получилось. Она смогла призвать своего защитника. Закрывая ладонями своё лицо, она беззвучно плакала, не в силах сдерживать эмоции, переполняющие её изнутри. 

— Ваш патронус — это феникс... — с трепетом проговорил Северус, наблюдая, как гордая и величественная птица парит над такой слабой, но и одновременно сильной девушкой. Северус невольно снова восхитился ею. 

Раздался крик. Девушка подняла голову вверх, откликаясь на зов своего защитника. Тот, паря, склонил свою голову к её лицу, а призрачные слёзы стали падать, рассыпаясь палью раньше, чем они достигали глаз. Немыслимым образом, но Мира ощущала, как магия окутывала её лицо, концентрируясь на глазах. Магловские линзы, скрывающие её слепоту, растворились, а глаза медленно приобретали голубовато-синий цвет, подобно оттенку магии защитника. Не веря, Мира широко распахнутыми глазами смотрела на феникса, который растворился с прощальным криком. 

Мирослава перевела взгляд на профессора, который всё ещё пытался отойти от зрелища, потому зачарованно смотрел на студентку. 

— Профессор, а вам кто-нибудь говорил, на сколько у вас пронзительный взгляд? — всё ещё пребывая в состоянии шока, русовласая не пыталась фильтровать свою речь, говоря всё, что приходит на ум. Северус вздрогнул, посмотрев на яркий цвет её глаз. 

— Вы видите... — мозг мгновенно начал работать, пытаясь найти причину, по которой произошло это чудо, но логическое объяснение не желало находиться. Поднявшись на ноги, он только успел заметить, что девушка вскочила с кресла, сбросив плед, как тут же оказался в её объятиях. Такая маленькая и хрупкая по сравнению с ним. Её хотелось защитить от всего мира. Наверно, именно поэтому он тогда согласился ей помочь. — О чём вы подумали?

— О вас, — незамысловато ответила девушка, продолжая улыбаться, но уже чуть отходя и во всю рассматривая профессора. — Всё это время я пыталась найти воспоминание из детства, либо из моментов общения с друзьями, но, пока вы меня отчитывали за поведение, в моей голове проскользнула мысль. А ведь именно с вами я чаще всего испытывала радость и счастье. Сейчас наступил пик моих эмоций, и я решила попробовать. Спасибо. 

Не зная, что ответить на искреннее признание девушки, он молча отошёл к своему столу, доставая из ящика сверток серебряного цвета, а после протянул его девушке. Та зачарованно смотрела на цвет свёртка, на руку, что его держала, на длинные и изящные пальцы. Во истину Мастер Зелий. 

— С Рождеством, Мирослава. И спасибо за подарок. Шарф прекрасен, — неловко ответил Снейп, не зная, куда деться от столь странной ситуации. Он смущается перед собственной студенткой. Недовольно нахмурившись, он немного резко сказал: — Вы будете брать или нет? Я не собираюсь стоять так вечно. 

Вздрогнув, девушка приняла подарок, тут же его распаковывая. Это оказался тёплый свитер приятного коричневого оттенка и крупной вязки. Неудержавшись, она приложила его к щеке, кожей ощущая мягкость. Подняв свои радостно сияющие глаза, она открыто и ярко улыбнулась, сдерживая слезы счастья и прижимая подарок к груди. 

— Профессор, знаете, с этого самого момента зима — моё любимое время года! — громкий чих, смех Миры и недовольное ворчание Северуса, что протягивает ей антипростудное зелье. 

— Неправильно я тогда выразился. Проблемы и счастье мне приносите вы сами.

#Фанфики 

#HarryPotter

più